Haute Route

Печать
PDF
000

Глобенко Константин

Три года назад, во время своей первой поездки в Вербье, в первый раз познакомился я с таким замысловатым девайсом, как ски-тур. Многие, возможно, знают, что это такое.  Но для тех, кто еще не щупал это чудо своими руками, поясню.

Ски-туры – это практически те же горные лыжи, но у них есть определенные особенности – пятка крепления отстегивается и за счет этого крепление может «ходить». Плюс к лыжам прилагается камус или «скин» по английски. Это такая тканевая «шкурка», которая клеится на скользяк лыжи. Фактура этой «шкурки» такова, что в одном направлении она шероховатая и соответственно «тормозит», а в противоположном же направлении она гладкая и двигается свободно. Что вся эта конструкция дает в совокупности? А дает она возможность не только катиться вниз по склону, но и идти на лыжах вверх. Отстегнул пятку крепления, наклеил камуса и пошел вверх. Зафиксировал пятку, снял камуса – и поехал вниз как на обычных горных лыжах.

Так как было интересно, то во вторую поездку, в 2011 году, я эту приспособу приобрел в личное пользование. После чего пару лет благополучно эксплуатировал в Приморье. Правда мест, подходящих для этого дела у нас, не так много. Но пару дорог, ведущих вверх по сопкам, к которым можно зимой подобраться на машине, все-таки были найдены. Ходили мы, например, по серпантину на Лысую. Или в районе Гольца. На Лысой есть очень неплохие места – безлесый склон, к которому можно подойти на ски-туре и по которому, затем, можно замечательно скатиться. Снега там, в хорошую зиму, бывает по шею И ни одного следа вокруг!

001

На Лысой

Где-то в то же самое время, совершенно случайно, нашел я в Интернете информацию про Haute Route. Считается он одним из самых известных (если не самым известным) ски-тур маршрутов. Проходит в Альпах от Монблана (Шамони) до Маттерхорна (Церматт). То есть от одной весьма известной горы до другой, не менее знаковой вершины. Посередине всего этого дела торчит еще Гранд Комбин. Но эта гора известна только совсем уж увлекающимся индивидуумам. Хотя, если смотреть с самолета, то видно как над Альпами возвышаются Монблан, Маттерхорн и ровно посередине – Гранд Комбин. Haute Route в переводе означает «верхняя тропа» и представляет собой, в принципе, путь из Франции в Швейцарию верхами, через горы и перевалы.

Впервые маршрут был пройден в 1911 году. Существует масса вариантов маршрута, включая «исторический» и «классический». Затея рассчитана на семь или шесть дней. Хотя в спортивно-соревновательном режиме отдельные личности пробегают его меньше чем за сутки. Но это – совсем уж абсолютный спорт. В нормальном же режиме идется по 6-8 часов шесть дней с ночевками в горных хижинах.

Мысль о Haute Route прочно засела в голове. И к 2012 году были сагитированы собутыльники (Краснолуцкий Саня и Баранов Николай), в результате чего организовалась «устойчивая группа лиц» в минимально необходимом составе с показательным вариантом «на троих». И даже уже начал вынашиваться план поездки, который, по разным причинам, тогда не реализовался. Среди прочих причин была и немалая стоимость вопроса. Идти без гида было бы как-то неправильно – двое из троих участников и ски-туров до этого в глаза не видели. Не говоря уже о знании того, как такие маршруты вообще ходят. А пойти с гидом стоит, ни много ни мало, три тысячи долларов с человека.

Но летом 2012 звезды все-таки начали потихоньку складываться. Совершенно случайно, в горах в Киргизии, мы познакомились со швейцарским парнем. Сходили с ним на Каракольский и по ходу дела выяснили, что он швейцарский гид. Обычный такой вот гид. Зовут Кристоф (сокращен для простоты общения до Крис). Далее, мимоходом, промеж пьянок, был задан вопрос – «А как насчет Haute Route?». На что был получен искомый ответ – «Ходили. Знаем». Дальше было уже делом техники договориться о том, что надо бы сходить вместе, потому как «…Очень хочется, да и вообще будет весело…».

002

Киргизия, Пик Каракольский. Крис, собственно.

Вот таким вот образом, в апреле 2013 года, мы втроем и прибыли во французский поселок городского типа Шамони с планом сходить Haute Route в компании Криса – швейцарского гида. Причем «по дружбе», т.е. бесплатно. К Крису, в качестве еще одного попутчика, прилагалась его сестра Моника. Но идти с нами они, по причине занятости на своем швейцарском производстве, предполагали только первые три дня из шести. А оставшиеся три дня мы должны были завершать маршрут в гордом одиночестве. Что, впрочем, нас не сильно пугало, так как Крис весь маршрут проработал и даже хижины на все ночевки заказал – их там заранее нужно бронировать по причине популярности маршрута.

003

Акклиматизация на верхней станции Агю ди Миди (3,800).

В момент нашего приезда в Европу нам начало везти. Звезды вообще были «за нас». Видимо еще начиная с лета 2012-го, когда мы встретили посреди Киргизии Криса. Вот и по приезду в Шамони сначала было все грустно с погодой – шел дождь и снег. А по инструкции, Haute Route проходит лишь половина из тех, кто на него замахивается. И все по причине плохой погоды. Ведь погода нужна на целую неделю, а такое счастья в горах редко дается. Нам же прогноз пообещал солнце на все шесть дней и лишь в середине недели давал небольшую облачность. До нашего же приезда три недели погоды не было вовсе. И испортилась она ровно через день после того, как мы закончили свой «переход Суворова через Альпы». То есть с погодой нам реально повезло.

Также повезло и с Крисом. Потому как с ходу разобраться со всеми премудростями маршрута – куда вообще идти, как бронировать хижины, и тому подобными хитростями, нам самим было бы нелегко. Крис же отработал с нами как гид и даже больше. Три дня, пока мы были с ним, он нас реально учил. А поучиться у альпийских гидов есть чему. То, как он выбирает маршрут, читает склон, смотрит снег – это отдельная история. На мобильнике у него стоит, например, приложение, которое каждый день дает актуальный прогноз лавинной опасности по всем швейцарским Альпам. При чем там указано, склоны какой ориентации наиболее опасны, на каких высотах, какие лавины – мокрые или сухие и т.д. И он эту информацию умеет воспринимать и учитывает ее постоянно. Мы вроде бы тоже «не под кустом найдены» и в горах не один сезон провели, но на второй день он нас начал учить искать бипер и объяснил некоторые тонкости, которых мы не знали. Показал, как правильно откапывать пострадавшего. Объяснил, почему мы идем не по тому склону, где идут остальные группы, а по другому – менее лавиноопасному, хотя на первый взгляд, так и не скажешь. И так далее. В общем, человек реально много знает о горах, лавинах, снеге. И это вызывает уважение. Ну и очень интересно у него было хоть что-то успеть почерпнуть из всех этих знаний.

Ну вот. Таким вот составом мы и вышли в итоге на маршрут. Старт – это подъем из Арджинтьера, что чуть выше по долине от Шамони, на канатке до 3,200. Потом спуск на лыжах на ледник где-то на 2,600. Самое замечательные моменты, конечно, во всей этой истории – это спуски. Это самый чистый фрирайд из всех возможных. И в первый день, после предшествующих снегопадов, все еще было замечательно со снегом. Он был свежий и пухлый! В последующие дни такого счастья уж почти не было. А был наст, жесть и все в таком духе.

004

Самое начало маршрута - спуск с канатки Арджинтьера (3,200).

После первого спуска мы опять полезли на первый перевал снова на 3,200. В процессе чего и узнали, что на ски-турах мы ходить умеем. Но только на простых и плоских участках. А на крутом склоне лыжи цепляются друг за дружку, повернуть их невозможно, и вообще все плохо. Поэтому к концу дневного перехода, на подходе к хижине, Крис нас начал тренировать поворачивать. Где-то на десятом повороте, Коля зада вопрос «Как ему на английском объяснить, что я задолбался?» (переведено в цензурную лексику). А притомиться было с чего – походив с 3,200 на 2,600 и опять на 3,200 через два перевала мы за день сделали почти километр набора высоты. И это в первый день на такой высоте! Но в конце концов Крис сжалился и мы доковыляли до первой хижины.

005

Подъем на первый перевал.

Хижины в Альпах – это отдельная тема. Посреди гор, на высоте 3,200, стоит где-нибудь на скале одинокая такая постройка, рассчитанная на 120 человек. К ней – ни дорог, ни путей. Все доставляется исключительно вертолетом. При этом все хижины очень чистые и удобные. Комплекс «услуг» включает ночевку на общих нарах в комнате человек на 10-20. Но с подушкой и одеялом! Хотя, в первой хижине нас несколько напугал снег на полу под окном притом, что спальники-то с собой никто не носит, а одеяла не слишком толстые. Но потом оказалось, что все нормально – работает принцип «толпой надышим». И спали мы в итоге даже раздетыми. Плюс к ночевке, в стоимость «полупансиона» в таком высокогорном «хостеле» включен ужин (очень качественный, с десертом и иногда с вином) и завтрак. Из неудобств – ни в одной хижине не было воды. Как говорится – ни умыться, ни побриться. Хотя «страшными и небритыми» ходили, по моему, только мы. Все европейцы как-то к этому приспособлены и таскают всякую нужную «гигиену» с собой.

006

007

008

Хижины.

Второй день у нас был очень простым. Нам нужно было скатиться по леднику, потом забраться на небольшой, метров 150 перевал «ногами», поскольку было круто для лыж.

009

Кстати, из впечатлений первого дня был еще спуск с первого перевала. В сторону спуска он представлял собой крутой и достаточно узкий кулуар. И спускаться пришлось на лыжах, но со страховкой. И было это настолько необычно, что вызвало у некоторых отдельных личностей бурю эмоций – видеть то это мы «в кино» видели, но вот сами никогда такого не делали. На лыжах, имеется в виду.

010

011

Спуск с перевала в первый день.

На второй же день мы в итоге скатились долгим спуском в долину в деревню. Но если сначала это происходило по нормальному снегу, то ниже снег перешел в жесткий наст и лед и выкат больше напоминал борьбу за выживание.

Третий день был самый напряженный в плане набора высоты. Пришлось набирать из деревни на перевал 1,850 метров одним длинным переходом! Технически – ничего сложного. Но долго и тяжело. После перевала же, был внешне неплохой спуск на ледник. Но вот только на спуск мы попали рано утром, поскольку из деревни стартанули в три часа ночи. А потому вляпались на спуске в самый поганый наст. Кататься по такому насту – врагу не пожелаешь. Даже те, кто вроде бы вне-трассье до этого вполне прилично катали, на насте передвигались как-то беспомощно и урывками – от падения к падению. Внешний кант лыжи упорно зарывался на поворотах под корку и кидал носом в снег. Так что удовольствие от спуска было ниже среднего.

На следующий, четвертый день, предстояло нам расставание с Крисом и его сестрой. И маячила впереди непонятность дальнейшего самостоятельного передвижения. А надо тут отметить, что Крис несколько отошел от классического маршрута. Как он сам нам пояснил – «Иду я не как гид. Иду бесплатно. А потому решил пойти туда, где мне интересно и где ни разу я не был!». И занесла его нелегкая в сторону от обычного маршрута – под самый Гранд Комбин. Тогда как «классика» и «исторический» маршрут обходят эту гору с разных сторон. А мы же, ведомые Крисом, забрались к самому ее подножью. И только по той причине, что «мы бесплатно», а он – что «там еще не был». Поначалу это конечно опасений никаких не вызвало – в первые три дня все складывалось если и непросто, но хотя бы понятно. И робкие нотки сомнения закрались только в тот момент, когда мужик из хижины, узнав, куда мы собираемся идти на следующий день, начал рвать на себе волосы и выражаться по французски на предмет: «…Ты туда не ходи, ты сюда ходи. Там снег башка попадет – совсем неживой будешь…». Ну что-то в таком роде. Крис все это дело выслушал, несколько подрасстроился и дал нам указание не идти по колее на спуске поскольку «…Там круто и снега может уже не быть - растаял. Да и лавинная опасность завтра на четверку из пяти!». А пять – это когда деревни сносит, т.е. запредельная ситуация. Так что четверка – этого уже достаточно, чтобы умным людям на склоны вообще не лезть. Потому как опасно. Но мы это дело на тот момент до конца так и не прочувствовали. И поняли всю неприятность ситуации уже только на «Четвертый день». Ну а про него – рассказ отдельный. Хотя, уж извиняюсь, и предыстория не получилась краткой J

Ну так вот. Четвертый день!

Стартанули мы опять в три часа ночи, надеясь до обеда проскочить весь дневной переход до того, как снег раскиснет и станет лавиноопасно на эту самую предсказанную четверку. Простились на пороге хижины с Крисом, который с Моникой подался на соседнюю вершину с намерением забраться на нее, скатиться оттуда и смыться домой. А мы же, ветром гонимые, поплелись своей дорогой. В неизвестное ущелье через неведомый перевал. Согласно прогнозу, было облачно и даже пошел снег. Тропу замело. Подъем в перевал был необычно крут и на склоне торчали ледовые сераки и всякие карнизы там и сям. Потому местами было как-то и страшновато даже. Склона на полкилометра вниз. И он такой крутизны, что если упадешь, то однозначно не остановишься – посыплешься до самого ледника. Так что падать вроде бы как и не хочется. Да и нельзя, наверное. В общем, этак страшновато несколько.

Но потом, где-то в верхней части подъема, залезли в облачность. Стало нифига совсем ничего не видно. А когда «дна» не видно, оно и не так страшно. Правда, начались проблемы с ориентированием. Кто катался в облачности или снегопаде, тот знает ощущение – непонятно где верх, а где низ. Видимость – максимум метр-два. И это не рядом с трассой, а где-то фиг знает где, в горах, посреди склона на гребне четырехтысячного Гранд Комбина. И в полном одиночестве! Мы же не на классическом маршруте – других таких идиотов там больше просто не было.

Ну нам-то не страшно – «дна»-то не видно. Потому мы продолжаем лезть вверх. Добрались до гребня. Это мы по только по выполаживанию уклона поняли – не видать то по прежнему нифига. И пошли по гребню в сторону перевала. В этот момент благополучно погуляли в облаке по карнизу и рассмотрели то, что творили уже только потом, с перевала, когда облако сдуло. Вроде бы как стало не по себе, когда увидали, где шарахались. Но дело, как говорится, прошлое – бояться уже поздно.

В какой-то момент, по-прежнему в облаке, при отсутствии хоть какой-нибудь видимости, решили мы путем краткого совещания, с перевесом в два голоса против одного, что перевал мы преодолели. И можно начинать спускаться на другую сторону. Что и начали проделывать. Но недолго. Метров через сто выкатились на скальные сбросы, которые даже в облаке смотрелись очень неприятно. Хоть «дна» и не видно, но понятно, что дна этого и нет. Потыкались туда-сюда, после чего с трудом выбрались на какой-то скальный островок на краю скалы и сели горевать. Поскольку ясного понимания того, где мы и куда нам нужно, у нас к тому времени уже не было. Тут дунуло и облако ненадолго развеяло. И появившийся обзор четко дал понять, что мы не там, где нужно. А ниже нас – скальные сбросы «в никуда». Пришлось снимать лыжи, одевать кошки и лезть по склону обратно вверх. В итоге всех этих упражнений, при развеявшейся облачности, вылезли мы наконец-то на искомый перевал.

012

На перевале.

Дальше был неплохой спуск по крутому склону на ледник в  следующую долину. Правда, в конце спуска снег оказался уже настолько раскисшим, что ехать стало невозможно. А дальше предстояло пересечь ледник и траверсом по крутому склону скатиться в самый низ ущелья к мосту через реку. Спуска метров на 500-600. Затем примерно столько же подняться на противоположный склон и где-то там должны была быть хижина. Вроде бы все просто…

На спуске мы сначала попытались последовать вчерашнему совету Криса и пойти не по накатанной тропе, а уйти в конец плато на обещанные пологие склоны. Но сделать это оказалось совсем нелегко в раскисшем снегу. И мы решили, что такой вариант уж совсем для отморозков, а нам и общая тропа подойдет.  Сказано – сделано. Вернулись на накатанную лыжню и покатились траверсировать склон. Сначала оно вроде бы все не так уж и плохо было. Но в один прекрасный момент выкатились мы в неявно выраженный кулуар, с которого снег сошел лавиной до самой земли. Снег к тому моменту уже был невероятно мокрый. А склон – действительно крутой. И на все полкилометра одинаково крутой. До самой реки. Через скалы и т.п. Стоишь на нем и становится понятно, что если он поедет, то улетишь ты на все полкилометра в самый низ и по ходу дела можно и бипер выключить – нифига он тебе уже не поможет. На таком склоне никто к тебе просто технически не сможет спуститься, чтобы помочь. Да и вряд ли будет кому помогать. В общем, не то, чтобы неприятно. А просто страшно.

Ну, Саня попробовал таки этот участок сошедшего склона пройти. Дошел до снега на его противоположной стороне. Тут у него из под лыжи еще немного ушло. Совсем немного. Но стало ясно, что дальше лезть нельзя – съедет! И вроде бы как траверсировать нужно немного – дальше склон положе и не так страшно смотрится. Но как пройти – непонятно. Ну, мы же упорные – решили чуть приспуститься по склону и пониже попробовать кулуар пройти. Спустился я первым метров на 30 и стало окончательно понятно, что мы вляпались по самые уши. Снег – как вода. Между землей, скалами и снегом – вообще пустота талая. Тяжелого мокрого снега – метр. Без лыж проваливаешься в эту кашу до самой земли. И на чем вся эта дрянь держится – непонятно. Чувство – как у мыши какой-нибудь. Барахтаешься в этой каше и не знаешь, когда вся эта масса вниз поедет. И самое неприятное, что сделать-то ничего не можешь! В общем – очень поганое ощущение. Честно сказать, у меня даже мысль была – «Неужели вот сейчас все и закончится!». Двигаться страшно, и не двигаться – тоже не вариант.

В общем, сняли лыжи, не дыша, вылезли обратно вверх на тропу. Также, не дыша, одели лыжи и поцарапались по одному обратно на перегиб склона, в безопасное место. Когда все трое туда вышли, дружно, не совещаясь, решили, что хотя, в общем-то, еще и не спаслись, но на данный конкретный момент все же спаслись. Вот так вот время сжимается до отдельных моментов и событий J

После этого был длинный переход по гребню в поисках более полого и безопасного склона для спуска. Затем мы такой склон нашли и какое-то время рыскали по снежным полям в поисках проходов между скал с одного поля на другое. Не так то это просто оказалось – спуск на таком склоне найти. И уже почти в самом низу мы все-таки проход не нашли. Пришлось делать дюльфер и спускаться метров 15 по скалам на веревке. При этом склон, на который спустились, был тоже лавиноопасен. Но на нем было уже видно, куда тебя вынесет лавиной, если она пойдет. И было ясно, что к выносу можно будет съехать и найти человека. Вот так вот меняется планка оценки опасности: если снесет так, что и не найти – это плохо; а если снесет, но можно добраться и копать – это уже приемлемо.

В общем, спустились мы таки к обеду к мосту. А дальше нужно было подниматься на противоположный склон. И был он ничем не лучше. Единственное – чуть положе внизу. Так что пошли. Хотя снег регулярно проседал и шел трещинами. Но опять же было понятно, что поехать на таком уклоне он не должен. Забрались мы на половину склона и вышли в кулуар, который уже был достаточно крут, чтобы быть лавиноопасным. Метров 200-250 по высоте до хижины. Но залезть в кулуар – в четвертый раз за день дразнить судьбу. Лавины из соседних кулуаров время от времени съезжали и весьма немаленькие.

Усилиями Сани была провешена по скалам веревка в кулуар. Моими же усилиями все это действо было остановлено. И решено, общим советом, становиться на ночь на постой в полуразрушенном строении без окон и дверей (видимо летом в нем овцы тусят, судя по следам). Благо было тепло, а у нас с собой были какие-никакие пуховки. План был – ждать ночи, когда снег замерзнет. И где-нибудь в два часа ночи выходить в кулуар и подниматься до хижины. Доспать в ней, позавтракать и идти дальше на маршрут. На том и порешили. Съели все сникерсы, которые были с собой. В лавинной лопате натопили из снега воды. Забрались в рюкзаки и легли спать.

В какой-то момент, уже через сон слышим - вертолет. Ну мы с Кольком выскочили. Вертолет пролетел по долине и ушел за гребень. Но потом вернулся и стал осматривать противоположный склон, с которого мы пришли. Ну тут мы поняли, что они по нашу душу прилетели. Вертушка нашла наши следы (а кроме нас там никто и не ходил в тот день). И пошла по ним до места нашего спуска. Спустилась по следам до дна ущелья и потом также, по следам, поднялась в сторону нашего склона. Дальше этакая немая сцена – стоим мы с Кольком, он мигает фонариком (он эту сигнализацию сразу врубил, как вертолет прилетел) и пялимся на пилотов. А они зависли напротив нас и тоже смотрят. И никто ничего не делает, не сигнализирует – обе стороны смотрят и, видимо, обдумывают сложившуюся ситуацию.

Затем люди в вертолете поняли, что от нас реакции ждать не приходится и приземлились. Вылез один из спасателей, а вертушка улетела. Оставшийся начал выспрашивать – все ли у нас нормально. Я ему отвечаю, мол все Ок. И давай историю наши мытарства рассказывать. На что он отвечает, что мол по английски он не шпрехает и потому история наша ему до фени. Но интересует его вопрос – намерены ли мы здесь дальше спать или же может быть желаем, чтобы они нас в хижину забросили. На что мы – «А что, можно?». Он – «Да нет проблем, собирайтесь». Ну, мы будим Саню. А он реально все это мероприятие проспал! И спросонку сначала размышлял – верить ли нам или нет. Но вы итоге поверил. И мы буквально за пару минут скидали в рюкзаки все свои пожитки, которые перед этим развесили по всей округе сушиться. Вертушка вернулась, мы загрузились. Опля! И через пару минут наша группировка оказывается двумястами метрами выше, у порога ранее недостижимой хижины. Вот так все быстро и качественно. Без лишних разговоров и согласований. Раз – и мы в хижине. И нам даже отдают наш ужин, на который мы опоздали. Путем умо-размышлений пришли к выводу, что Крис, понимая ситуацию получше нас и, видимо, беспокоясь, позвонил в хижину. Узнал, что мы не явились к ужину, что для нас не характерно. И вызвал спасателей поскольку правильно рассудил, что ситуация складывается не в нашу пользу. Те прилетели – ну а дальше я все уже описал. Потом действительно позвонил Крис (связь телефонная какая-то во всех хижинах есть). Мы с ним обменялись новостями и любезностями. Не стали уточнять, кто он есть такой, и куда он нас завел. И на этой позитивной ноте – ужин и виски, коего Саня литр с собой протащил через весь маршрут, и закончился этот четвертый день.

Ну а потом был день пятый. Но там все было просто – стандартный путь, люди вокруг, накатанная лыжня, солнечный день, пологий подъем по леднику. В общем – классический Haute Route. Омрачил всю эту идилию, только тот факт, что по прибытию в последнюю хижину нас попросили рассчитаться за вертолет – удовольствие оказалось не бесплатным и отнюдь не дешевым. Но кратким общим совещанием (уже традиционно) было решено, что раз мы где-то сэкономили, то где-то должны были и потерять. Не платили гиду – заплатили за вертолет. Зато покатались. В общем, горевали недолго.

Шестой день был долгим выходом через три перевала к Маттерхорну. И в конце всего был офигенный спуск вдоль подножия Маттерхорна в Церматт. Причем, в верхней части был хороший снег и классный уклон. Поехал даже Саня, у которого до этого были определенные проблемы с ездой по «неукатанному» снегу. Так что в конце очень качественно катанули!

013

014

015

016

И вообще, было хорошо оттого, что прошли такой путь! Что случилось и осуществилось. Что спаслись и вылезли. Что походили, полетали и покатались так, как оно не часто в жизни получается! И это такое клеевое ощущение, что ради этого и стоит быть!

017

Глобенко Константин
АК «Хрустальный горизонт», Находка

Для комментирования необходимо выполнить вход на сайт.

promalp-banner-2

Вход для пользователя

Статистика

Пользователи : 12248
Статьи : 634
Ссылки : 6
Просмотры материалов : 1364891

Сейчас на сайте

Сейчас 47 гостей онлайн